Ира Вайнер в Facebook Ира Вайнер в Google+ Ира Вайнер в Контакте



Высказывание художника - жест, а не поступок



Все это время, начиная с нападения на Осторожно Религия (я на этой выставке не был даже как зритель ) я говорил: художественное пространство - это зазеркалье. Высказывание художника - жест, а не поступок, точно так же, как игра актером в фильме бандита не является преступлением, так и картина "Иван грозный убивает своего сына" не является призывом к смертоубийству. Художник имеет право на самые радикальные жесты оставаясь в художественном пространстве.

Но меня не слышали. Причем иногда с обеих сторон. Приходили громить выставки. Люди которые никогда ни в какие музеи не ходят, пришли на "запретное искусство" где работы не прошедшие цензуру были спрятаны в коробочки, в коробочках дырочки, над дырочками предупреждающие надписи - пришли заглянули, оскорбились, разгромили выставку. Суд их оправдал, а ответный иск к организаторам, наоборот - признал куратора виновным.

В краснодаре даже на выставку не зашли. Скопировали из интернета картинки не имеющие отношения ни ко мне ни к выставке Айконс (все что нашли, вплоть до Бахчиняна советского времени, все акции группы Война, Тер-Оганяна в Манеже И так далее ) возбудились и пошли стенкой: жириновцы коммунисты националисты, националисты православные, националисты языческие, ну и ряженные казаки.

Теперь, после акции Пусси Рает те же люди говорят: не лезьте в храм. Делайте все что угодно в своих музеях и галереях. Получается "богородица путина прогони" это такая ответная вылазка. Вы наше пространство, наш суверинетет не признаете, тогда мы идем к вам.

Понятно смысл акции не в этом, но один из аспектов. а последствие удручающие. Радикалы пробили брешь между пространством жеста и пространством поступка. Между жизнью и искусством. Когда персонаж из киноэкрана вдруг выходит в зрительный зал и начинает боевыми расстреливать кинолюбителей.

На круглом столе сразу после того, как девушек посадили мне один наш уважаемый критик (не назову а то в нынешнем контексте будет звучать как сдача) говорит, а я не согласен с твоим призывом оставаться в художественном пространстве. В чем-то он прав.

Это как в нашей политике. Вначале власть демонстрирует с помощью фальсификаций, что законным путем ничего добиться нельзя. Голосуйте как хотите а результат будет иной. И в суды подавайте сколько хотите (кстати где уголовные дела по фальсификациям на выборах? ГДЕ?) А потом пеняет оппозиции, что она выходит на улицу и нарушает закон.

Возвращаюсь к нашим скорбным делам. Возможно критик прав и художникам надо став во главе оппозиции выйти из музея, стереть границу между жизнью и искусством. Но тогда надо быть готовым, что в эту брешь ринутся все и в обе стороны. И спецслужбы тоже. Мне уже задавали в твиттере ехидный вопрос "а крестоповал в челябинске - это тоже художники?"

Мой ответ очевиден - художник выступает всегда открыто и так как скорее всего никого не найдут, то тут скорее товарищи с лубянки. НО кому-то эти дефиниции покажутся малозначительными. Я сейчас не осуждаю ни этого критика, ни Пусси Рает, но фиксирую - сейчас начнется смута. И надо быть готовыми к тому, что спецслужбы (надеюсь никто не сомневается : дело настолько захватило страну что не только министр иностранных дел подключился) эту брешь между жизнью и искусством расширят, поставят ворота и ринутся туда - мало не покажется. Кого-то избили - "так это же перфоманс" церковь взорвали "так это же акция против часов гундяева".

Вчера в клубе пермский журналист (музыкальный, далекий от политики) спрашивал, М.А. А почему что бы не произошло - все на вас сваливают. Ладно в Перми, у нас тут больше не накого типа. И действительно, почему? Любой человек изнутри художественной среды скажет, что моя кураторская практика далека от радикализма. Ну Чаплин и мракобесы допустим никого больше не знают. Им и не положено знать, что Война например, воевала в первую очередь с "художественным истеблишментом" мной олицетворяемым. А остальные? Да потому что им выгодно показать, что мир искусства - это не сообщество свободных уникальных индивидуумов - где каждый художник - сам себе стратег, актер, режиссер, монтажер, а что-то на подобии спецслужбы где есть заказчики, исполнители, агенты, закулиса. Ну а чьи спецслужбы - это читайте у Проханова. В лучшем случае вашингтонского ЦК, а то и самого сатаны.

В искусстве каждый отвечает за самого себя.

Современное Искусство - это не корпорация а ситуация

Солидарность художественная среда проявляет только защищаясь и защищая само право на свободное высказывание.

То что все стали на защиту Пусси Рает не означает что все художники радикалы готовые врываться в храмы. Наприме Юра Альберт - тонкий умный работающий на трудно улавливаемых интонациях - при этом один из самых последовательных защитников и Пусси и до этого Тер-Оганяна. Я тоже защищаю. Защищал Тер-Оганяна от мракобесов пришедших с топориком хотя никакого отношения не имел к его акции и считал ее очень неудачной и неуместной. Защищал выставку "запретное искусство" хотя так и не посмотрел. Защищаю Пусси Рает потому что считаю фантастически неадекватным проступку - наказание. Но это вовсе не означает что за этими акциями я или кто-то доугой стоят.

Искусство во-первых практика индивидуальная, а во вторых - публичная. Вот если где-то что-то происходит анонимно и виновников не находят - вот тогда можете быть практически уверены - там и стоят и рулят.

Текст публикуется с сохранением авторской стилистики и орфографии. С другими материалами автора и с их обсуждением вы можете ознакомиться в его блоге.

Автор: Марат Гельман